ГЕЛАКТИКА

Клуб поклонников творчества Гелы Гуралиа


Previous Entry Share Next Entry
Орбита Гелактики. Параллельные миры. Олимпийский парк и Англия девятнадцатого века. Часть вторая.
oliva_loa wrote in gela_guralia
Какие странные мысли и чувства посещают нас подчас. Стоит выбраться из привычного круговорота дел - и вот оно - приключение, переключение мозга на адаптацию в разнообразных, иногда экстремальных условиях. На меня такой стресс оказывает сугубо положительное воздействие. А на Вас? Продолжим. Цитата:"Если произведение искусства вызывает споры, значит, в нём есть нечто новое, сложное и значительное", - сказал Оскар Уайльд.



Первая часть здесь.
Сценки из жизни на колёсах продолжаются. В лотерее на попутчиков я вытянула билет: «Сюрприз!» Три очаровательные, опытные, бывалые, можно сказать, проводницы устроились на боковом столике перекусить и выпить после окончания рабочей смены. Они разъезжались по домам, причём в плохом настроении из-за, как я поняла, начальника поезда, который их всячески подводил. За первый час мы с моей соседкой, студенткой педагогического института из Саранска услышали много подробностей из будней проводников. Даааа, нелёгок и физически, и морально труд поездных стюардесс… Но это не оправдывает их поведение: громкие разговоры, грубые, подчас нецензурные выражения, спиртное – «слегка» мешали нам, пассажирам.

В Сочи к нам подсела парочка, отдохнувшая (судя по белым тапкам) в звёздной гостинице. У них были места на верхние полки. Очень длинноногая девушка с трудом забралась на своё место и стала жаловаться на то, что ноги не помещаются. Они действительно не помещались! Ни в сложенном, ни в разложенном виде. Парень вышел из положения гениально: молодые люди вытянули ноги на соседние полки навстречу друг другу, а третью полку (куда сумки ставят) превратили в фуршетный столик с напитками и закуской. Вся эта красота происходила над нашими головами. Задорнов начал бы тут же испытывать гордость за наш народ, я же не придумала ничего лучше, чем попытаться заснуть, студентка последовала моему примеру. Было четыре часа пополудни…

Соревноваться со студентами в искусстве долго и крепко спать бесполезно. Сама была такая. Проснулась я первой. Шумно. Я отгораживаюсь стеной голоса...


Англия 16 век. Фрагменты фильма об английской королеве Елизавете1 (1533-1603).


Англия 20 век. Неподражаемая "Yesterday", визитная карточка "The Beatles".

Снимаю наушники. Проводницы обмывали выигранную в лотерею квартиру в Краснодаре. Одна из дам поделилась новостью, и в других обстоятельствах я бы ни за что не поверила. А тут – ну, вы понимаете! Нарочно не придумаешь. Парень сверху поздравил удачливую проводницу. Лучше бы он этого не делал…

Промучившись ещё с час и дождавшись, пока проснётся соседка на нижней полке, я спросила девушку, нет ли у неё чего-нибудь почитать. Она в замешательстве на меня посмотрела, и мысль в её глазах я прочитала примерно такую: «Ни газет, ни журналов нет. Только книга. Английская классика 19 века. Что обо мне подумают, когда увидят, какую древность я читаю?» Это я потом расшифровала, а пока спокойно ждала, когда она отреагирует.

Наконец, девушка начала доставать сумку и извлекла… Стоп. Ещё минуту. У меня возникло ощущение, что всё это было неспроста. Такой подарок, стечение обстоятельств, какой-то сигнал, посыл. Может, в прошлое, а скорее в будущее. Я рада, что моё воображение позволяет увидеть сказку, волшебство в самых обычных вещах. Я могу менять стёклышки, через которые смотрю на мир, по своему хотению. Тот, кто умеет так же - меня поймёт...

Меньше всего ожидала я, что в этом месте, в таких вот обстоятельствах меня ждёт встреча именно с этой книгой. Задорнов опять бы начал гордиться, и, может быть, я вместе с ним. Если бы у меня не случилось ответного замешательства. Теперь я смотрела на попутчицу в лёгком шоке. Объясню почему. Несколько месяцев назад мелькала в обсуждениях тема, в какой роли хотелось бы увидеть Гелу Гуралиа на сцене театра или в кино. Я запомнила только один вариант – роль Дориана Грея из романа Оскара Уайльда «Портрет Дориана Грея». Запомнилась предложенная роль тем, что воспоминания об этой книге, прочитанной в юности, были противоречивые. И вопрос: почему такой негативный (в моей памяти) персонаж был предложен, возник да так и повис в дальнем уголочке сознания в компании с другими разновозрастными мыслями. Промелькнула тогда же и повисла рядом мысль№2 : надо бы перечитать и составить своё мнение. Но какая это подчас недоступная роскошь - перечитывать любимые и вообще любые книги!

Так вот. В лёгком обалдении беру «Портрет…» и открываю первую страницу. Вместо предисловия - цитаты. Понравилось: «Во всяком искусстве есть то, что лежит на поверхности, и символ. Концентрация мысли: «Раскрыть людям себя и скрыть художника – вот к чему стремится искусство». Мозг включился на полную скорость и подтянул резервы из тех областей, которые отвечают за органы слуха и зрения. Я ослепла и оглохла. Ой, про обоняние забыла! Оно тоже… того, вырубилось.



Меня уже не было в том шумном вагоне. Здравствуй, Англия 19 века!
Всё начинается с описания прекрасного летнего сада: « Густой запах роз наполнял мастерскую художника, а когда в саду поднимался летний ветерок, он, влетая в открытую дверь, приносил с собой то пьянящий запах сирени, то нежное благоухание алых цветов боярышника. … Глухой шум Лондона доносился сюда, как гудение далёкого органа».



В этом саду я подглядываю за лордом Генри Уоттоном, художником Безилом Холлуордом и Дорианом Греем. Прислушиваюсь к разговору: «В судьбе людей, физически или духовно совершенных, есть что-то роковое…», - говорит художник. И продолжает: «Гораздо безопаснее ничем не отличаться от других. В этом мире всегда остаются в барыше глупцы и уроды. Они могут сидеть и спокойно смотреть на борьбу других».

Через десяток страниц читаю: «Но и самый смелый из нас боится самого себя. Самоотречение, этот трагический пережиток тех диких времён, когда люди себя калечили, омрачает нам жизнь. И мы расплачиваемся за это самоотречение. Всякое желание, которое мы стараемся подавить, бродит в нашей душе и отравляет нас. А согрешив, человек избавляется от влечения к греху, ибо осуществление – путь к очищению. После этого остаются лишь воспоминания о наслаждении или сладострастие раскаяния. Единственный способ отделаться от искушения – уступить ему». Ох и хитрец, этот лорд Генри! Перемудрил в рассуждениях? Нет, всё логично, этим и страшно. Влияние умного, уверенного в себе человека, циника и безбожника на юный ум Дориана было разрушительным. Именно в этом саду и произошёл перелом, сбой. Путь музыканта, прекрасный и созидательный (он мог быть таким, я уверена: Дориан обладает талантом, красотой, богатством), этот светлый, добрый путь в искусство теперь изменён в угоду скучающему экспериментатору, возомнившему себя исследователем души человеческой. «До сих пор его(Дориана) волновала только музыка. А тут прозвучали слова! Простые слова – но как они страшны! Как они ясны, неотразимо сильны и жестоки. И вместе с тем – какое в них таится коварное очарование!»

Это сейчас я тут рассуждаю и анализирую, а тогда в поезде, наслушавшись песен Гелы, погрузившись в атмосферу английских гостиных, театров, улиц я просто смотрела книгу, как смотрят увлекательный фильм. Всего несколько страниц, и я начала понимать, насколько маняще, ослепительно, пугающе убедительно мог бы выглядеть Гела в этой роли. Теперь вы меня поймёте, когда я скажу, что вздрогнула, когда увидела на новой фотографии кровь, стекающую между пальцев Гелы. Аналогия для меня получилась прямая.



Ах, какое это было развлечение: рисовать в уме картины старой Англии, представлять, как выглядели бы все действующие лица, а в роли Дориана в моём фильме был Гела!



Необыкновенно подходящая роль! Браво предложившему! Хочу добавить, что увидеть такой фильм весьма непросто. Должно было совпасть немало неслучайных случайностей. К примеру, я не успела дочитать с десяток страниц – в одиннадцать часов выключили свет в вагоне. Дочитывала дома, в комфортных условиях, но магию уже потеряла… Это была я, читающая книгу, а не сценарист и режиссёр. Зато появилась мысль попробовать описать моё путешествие, и, раз уж Гела тут присутствует, предложить опубликовать в клубе.

Ох и трудно писалось! В такие моменты начинаешь понимать писателей и поэтов, а также школьников, которым по заказу нужно думать над неактуальными для них проблемами… Я специально не стала читать аннотации и критику – помните подготовку к сочинениям? Решила, что в этом нужно разобраться мне самой.

Ещё об одном новом открытии в старой книге. В юности я просто скользнула поверхностным взглядом по описаниям коллекций Дориана Грея: музыкальные инструменты, редкие вышивки, гобелены и ткани, драгоценные камни. Сейчас я читала про них очень вдумчиво, наслаждаясь красотой и историей этих реликвий. Вот маленький отрывок: "В его коллекции был таинственный «джурупарис» индейцев Рио-Негро, на который женщинам смотреть запрещено, и даже юношам это дозволяется лишь после поста и бичевания плоти; были перуанские глиняные кувшины, издающие звуки, похожие на пронзительные крики птиц, и те флейты из человеческих костей, которым некогда внимал в Чили Альфонсо де Овалле, и поющая зеленая яшма, находимая близ Куцко и звенящая удивительно приятно. Были в коллекции Дориана и раскрашенные тыквы, наполненные камешками, которые гремят при встряхивании, и длинный мексиканский кларнет, — в него музыкант не дует, а во время игры втягивает в себя воздух; и резко звучащий «туре» амазонских племен, — им подают сигналы часовые, сидящие весь день на высоких деревьях, и звук этого инструмента слышен за три лье; и «тепонацли» с двумя вибрирующими деревянными языками, по которому ударяют палочками, смазанными камедью из млечного сока растений; и колокольчики ацтеков, «иотли», подвешенные гроздьями наподобие винограда; и громадный барабан цилиндрической формы, обтянутый змеиной кожей, какой видел некогда в мексиканском храме спутник Кортеса, Бернал Диас, так живо описавший жалобные звуки этого барабана", остальное можно почитать здесь (11 глава). Хотя я бы рекомендовала прочитать всю книгу целиком. Согласитесь: какой богатый язык! Переводчик гениальный. Эта книга не только скрасила мой путь домой, делая его быстрым и интересным, она дала мне пищу для размышлений. История, выдуманная Уайльдом, красива и трагична одновременно. В ней много противоречий и поисков смыслов. Недаром «Портрет Дориана Грея» будоражит наши умы до сих пор. В Мордовии точно читают! Здесь можно скачать книгу.


Алан Мейли. Англия 19 век.

Заключение. В юности, когда всё белое и чёрное, когда интересует только любовь, всё воспринимается ярко, но резко. С опытом начинаешь понимать всю сложность и многообразие мира и понимать, что не ты судья. Ярлыки вешать – неблагодарное и глупейшее занятие. Смотреть нужно на вечные истины и искать их в самом себе, а не в других. Всё начинает восприниматься по-другому. Книги, фильмы, семейные истории. Всё. Со мной согласятся многие, а кто хочет проверить – перечитайте любимые книги, позвольте себе эту роскошь. Помимо возвращения в юность, вы узнаете много нового и интересного. Я не настаиваю, мы много чего упускаем. Помните мультфильм про паровозик из Ромашкова? Меня раздражала немного позиция паровозика. Теперь я её понимаю. А давайте закончим путешествие на этом паровозике? А потом пойдём встречать рассвет?! Так не хочется опоздать на ВСЮ жизнь...



?

Log in

No account? Create an account