ГЕЛАКТИКА

Клуб поклонников творчества Гелы Гуралиа


Previous Entry Share Next Entry
Интервью Гелы Гуралиа журналу "თბილისელები" ("Тбилиселеби")
ira_pevchaya wrote in gela_guralia
Журнал "თბილისელები" ("Тбилиселеби") в 22-ом номере за этот год опубликовал интервью с Гелой Гуралиа. Предлагаем вашему вниманию текст интервью в переводе на русский язык:



Трагичный период в жизни Гелы Гуралиа и почему он не дружит с грузинами, живущими в России.

Жизненный путь Гелы Гуралиа, успешного грузинского певца в России, является примером того, как талант и целеустремленность обязательно приведут человека к намеченной цели. Его жизнь сложна, но интересна. Та слава и карьерный взлет, которых он достиг — это результат большой битвы и неустанной работы.
Гела сегодня в России востребованный и любимый певец. А скоро состоится и сольный концерт в Грузии. О своей жизни Гела поговорил с нами открыто и интересно:


— Я родился в Поти, где и прожил до семнадцати лет, всё детство провёл на сцене. Очень хорошо учился и в особенности любил химию. В 11-ом классе я победил на международной олимпиаде по химии и решил продолжить учёбу в университете на факультете химии (Тбилисский государственный университет им. Ив. Джавахишвили, - прим. перев.) Успешно поступил, но на третьем курсе понял, что это не то место, где я должен быть. В те годы я не пел — с 14-ти по 17 лет, в этом возрасте у подростка идет период мутации голоса. Звучание голосу вернулось позже, и я начал петь с коллективом в ресторане. Когда команда предложила переезд в Москву, я, не задумываясь, согласился. Мне хотелось петь на большой сцене и я понимал, что в Москве для этого больше возможностей. Мы заняли деньги на билеты и уехали в Москву.

— Утвердиться в российском шоу-бизнесе сложно, наверное, и твой путь к большой сцене не был лёгким. У тебя не было поддержки от грузин?
— Да, очень сложно. В Москву мы ехали с тем условием, что будем выступать в открывающемся ресторане, но случилось так, что он не открылся вовремя, и примерно месяц я был без работы. На это время мы вдвоем с одним участником нашего коллектива остановились у двоюродной сестры моей мамы, которая жила в Москве. А потом я начал работать в одном из ресторанов, у меня был свой репертуар, но в 2008 году понял, что если не уйду из ресторана, то останусь там на всю жизнь. Я закрыл двери ресторана и назад уже не оглядывался. На протяжении десяти лет я пытался открыть двери шоу-бизнеса, но всё было безуспешно. В российском шоу-бизнесе много кланов, и невозможно в нём укрепиться, если не попадёшь в один из кланов. Наверное, во всех звукозаписывающих студиях были мои демозаписи. Были те, кто обещали подписать со мной контракт, но обещания оставались обещаниями. Меня хвалили, даже восхваляли мой талант, но реально никто не помогал прокладывать путь.
С грузинами у меня нет близких отношений. Ко мне не так легко найти подход, у меня со всеми дистанция. Я знаю, кто рядом со мной сейчас и кто всегда будет рядом. Единственный человек, который всегда в меня верил и всегда поддерживал — моя тётя. Грузины, с которыми я дружу, это Тамрико Гвердцители, Ачи Пурцеладзе, Мамука Онашвили, с Кети Топурия я не знаком.

— Твоё выступление в «Голосе» произвело фурор. Как после этого изменилась твоя жизнь?
— С 2003-го по 2013-й год я всё время боролся, но в конце концов сказал самому себе, что эта борьба не имеет смысла, и вернулся в Грузию. Здесь я связался с Зазой Шенгелиа из "Браво-Рекордс", который мне очень помог — свёл с композиторами, мы записали песни. В Москве у меня остались две собачки чихуахуа, я решил вернуться за ними, чтобы привезти в Грузию. В один из дней я включил телевизор и в шоу «Голос» увидел свой любимый оркестр, с чьим руководителем дружу. Я связался с ним, но мне сказали, что участвовать в этом сезоне уже поздно — идёт полуфинал, и нужно подождать до следующего сезона. Вернувшись в Грузию, я жил этой надеждой на протяжении месяцев, и был одним из первых, кто отправил свою анкету на новый сезон. Помню, когда настало время отъезда, я взял в долг под проценты, потому что не сомневался в своей цели. Был уверен, что одержу победу в этом проекте и скажу своё слово. И в самом деле моё появление вызвало огромный интерес, происходили чудеса. Я стал финалистом этого проекта, занял третье место, но для моих слушателей я стал победителем. Я оказался в нужное время в нужном месте, и всегда говорю, что «Голос» стал судьбоносным, он полностью изменил мою жизнь.

— В «Голосе» твоим наставником был Дима Билан, как сложились ваши отношения после проекта?
— Дима Билан предоставил мне полную творческую свободу. Он доверял мне, знал мои музыкальные вкусы и не сомневался в том, что что бы я ни сделал, это оправдает себя. Но были нюансы, из-за которых наша дружба после проекта не продолжилась. Когда он поступил, на мой взгляд, неправильно, я сказал об этом прямо, и наши пути разошлись. Я предпочитаю со всеми умеренные отношения. Со всеми, кто был связан с «Голосом», я в хороших отношениях — с Леонидом Агутиным, Александром Градским, Дианой Гурцкая..

— Проведение твоего концерта в Государственном Кремлевском Дворце вызвало большой ажиотаж. Что ты скажешь тем людям, которые выступали против этого?
— Да, этот концерт сопровождался большим ажиотажем – как это ты провёл его в Кремле? На тот момент я гастролировал девять месяцев и провёл уже много концертов, после чего решил сделать большой сольный концерт в ГКД, где приглашённой гостьей стала Тамара Гвердцители. Я хочу сказать конкретно, что ГКД — это концертный зал, где не принимаются политические решения, и если бы туда пришёл первое лицо России, он был бы там в качестве моего зрителя. Я не имею права отворачиваться от слушателей. У меня очень тёплые отношения с нашим Патриархом, когда приезжаю в Грузию, всегда его навещаю, и перед концертом в Кремле я был у него и спрашивал его мнение. Патриарх меня благословил и пожелал удачи. Я счастлив, что этот концерт состоялся. И ещё посмотрите на это с другого ракурса: во время исполнения "Herio bichebo" в зале развевались грузинские флаги. Нашей культурой я стараюсь сблизить людей. Моих слушателей интересует Грузия, Тбилиси, Поти, где я родился и вырос, многие из них уже побывали в Грузии, и мне кажется, это о многом говорит.
29-го июля у меня состоится сольный концерт в Батумском музыкальном центре, где приглашённой гостьей будет Лела Цурцумия. У нас сложились очень тёплые, дружеские отношения с Лелой и её мужем, когда они приезжали в Москву. Она очень обрадовалась, когда я ей позвонил и пригласил выступить на моём концерте.

— Поклонники, наверное, балуют тебя подарками?
— Мне дарят невероятное количество подарков. Слушатели пишут много стихов, и даже преподносят их в подарок в виде книг, меня часто рисуют — дома уже галерея портретов. Есть и космический подарок — метеор из Челябинска. У меня столько минеральных камней, что из них можно уже дом построить. Это было в тот период, когда я увлекался их коллекционированием. Сейчас у меня очень сложный период.

— Это то, чего ты хотел достичь, или после достигнутого у тебя ещё больше целей?
— В последнее время я задумался и осознал, что нужно жить сегодняшним днём. Жизнь человека — мгновение, я счастлив, что существую. И если должно что-то произойти, то оно произойдёт, нужно продолжить путь с гордо поднятой головой. Идти вперёд, и что там произойдёт — интересное приключение. Я, например, люблю путешествовать, побывал во многих городах России, где у меня были концерты, а в последнее время у меня катастрофическая фобия летать самолётом — сердце куда-то падает. Это началось после того, как я летел один раз в Тбилиси, — самолёт сначала не мог убрать шасси, потом мы полчаса кружили над Тбилиси, и в конце он опустился с такой скоростью, что я подумал, там закончится моя жизнь. Человек должен максимально наслаждаться жизнью. Пусть никто не говорит, что для своего удовольствия у него не остается времени. Если постараешься, то найдешь время.

— Сейчас, когда ты достиг карьерной цели в своей жизни, не думаешь о создании семьи? Есть ли в твоей жизни любимый человек?
— Я любил всего лишь два раза в своей жизни, в двенадцать и в девятнадцать лет, но это чувство было таким болезненным и глубоким, что я сейчас удивляюсь, каким же я был ребёнком, что любил с такой силой. После этого я не влюблялся, я настолько переключился на карьеру, что запрограммировал себя не думать в этом направлении, я очень счастлив, что занимаюсь любимым делом.
У меня было две собачки, и недавно один из них умер. Я растил его девять лет, как родного ребёнка, и он умер у меня на руках. Это большая трагедия для меня. В настоящее время я не вижу почвы, чтобы иметь жену, ребёнка, семью. Всему своё время. Может, настанет время, и я создам семью, появятся дети.

Журнал «Тбилиселеби» 29/05/2017 №22 (перевод с грузинского).
Корр.: Хатуна Кортхонджиа.
Перевод: Тамуна Мачитидзе. Редактирование: Дарья Олегова.

Источник: vk.com


?

Log in

No account? Create an account