ГЕЛАКТИКА

Клуб поклонников творчества Гелы Гуралиа


Previous Entry Share Next Entry
Далеко от Спарты, или встреча с Маленьким принцем
galina_yak wrote in gela_guralia
1734                                             

Появление на проекте «Голос» Гелы Гуралиа вызвало страстные споры не только о его уникальном голосе, но и о личности самого певца. Одних поражала тонкость чувств и ранимость «хрустального принца», другие видели скрытый за этой внешней хрупкостью сильный и волевой характер - «тихое железо».
Как вообще могут сочетаться эти качества в личности одного человека? Загадка, парадокс… Возможно, именно слово «парадокс» стало той первой костяшкой домино, которая, упав, толкнула за собой целую цепочку литературных ассоциаций, коими и хочется поделиться.

Литературный парадокс или парадоксальная притча… Я затрудняюсь в определении жанра, в котором написан цикл рассказов Ивана Матвеева «Ахиллес и Черепаха».
Да-да, это та самая черепаха и тот самый Ахиллес, который безуспешно до сих пор за ней гонится в знаменитой апории Зенона. В художественном мире Матвеева они встречают различных мифологических и литературных персонажей, и, как и положено героям парадокса, дают нам возможность взглянуть на них под совершенно неожиданным углом. Вот одна из таких встреч...

«Недалеко от Спарты
- Ты уверен, что мы не заблудились?
- Нет, - бодро сказал Ахиллес.
- Тогда где мы?
- Недалеко от Спарты.
- А что, около Спарты растут баобабы? - язвительно спросила Черепаха.
- Это кипарис.
- Диаметром два метра?!
- Это спартанский кипарис.
- Кстати, мы уже который раз мимо него проходим.
- Все спартанские кипарисы похожи.
- И местность здесь очень пустынная, - настаивала Черепаха.
Ахиллес недовольно засопел, но тут же просветлел лицом:
- Вот!
- Что?
- Доказательство! Спартанский мальчик! С лисенком за пазухой!
Черепаха посмотрела на появившегося мальчика.
- И?
- Лисенок, - объяснил Ахиллес, - Кусает спартанского мальчика. А тот терпит.
- Зачем?
- У них так принято, - торжествующе сказал Ахиллес. - Спроси.
Черепаха вздохнула.
Подошла к мальчику.
Потом, изменившись в лице, вернулась к Ахиллесу.
- Ну-у? - спросил тот.
- Мы очень далеко от Спарты.
- А что он ответил?
- Он ответил, - сказала Черепаха, задумчиво глядя на баобаб, - что терпит, потому что мы в ответе за тех, кого приручили».

Можно было бы счесть эту историю просто забавной литературной шуткой. Если бы не возникающий на пересечении двух известных образов третий.
Внешне бесстрастное, каменное лицо, скрывающее страшную боль, когда внутренний лисенок грызет твое сердце. Мы, конечно, в ответе за тех, кого приручили… А за тех, кто от нас отрекся и предал?
Любовь в этой истории о двух мальчиках с лисами неотделима от боли. Это и не любовь даже, а ЛЮБОЛЬ, слово, вошедшее в русскую блогосферу с легкой руки молодой поэтессы Веры Полозковой. (Кстати, сама Вера считает себя ученицей Марины Цветаевой, и не под влиянием ли цветаевских строк возник этот образ: «Я любовь узнаю по боли / всего тела вдоль»?)

Откуда же берутся силы, чтобы перенести эту боль? И рука моя невольно тянется к томику Экзюпери, знаменитую сказку которого, кажется, знают все… А знают ли? Боюсь, что для массового читателя Маленький принц лишь один из брэндов модного «мимишного» интернет-движения. А знаменитые афоризмы Экзюпери, растиражированные и употребляемые к месту и не к месту, давно потеряли свой первоначальный смысл и истерлись, как медные монетки.

Матвеевский парадокс заставил меня по-новому перечитать страницы философской сказки Экзюпери, которую, как мне казалось, я знаю почти наизусть.
« Ничего я тогда не понимал! Надо было судить не по словам, а по
делам. Она дарила мне свой аромат, озаряла мою жизнь. Я не должен был
бежать. За этими жалкими хитростями и уловками я должен был угадать
нежность. Цветы так непоследовательны! Но я был слишком молод, я еще
не умел любить…»
Как странно слышать эти слова из уст совсем еще ребенка…Но в мире Экзюпери, как, впрочем, и в апориях Зенона, пространство и время текут совсем иначе. И Маленький принц сталкивается с испытаниями, которые иному взрослому не под силу.

Для меня самый важный опыт, который обретает герой Экзюпери, - опыт Пустыни.
Это не географическое понятие, а категория духовной жизни, как и Внутренняя Монголия Пелевина или Индия Духа Гумилева. Это пустыня, которую ты несешь в своем сердце, и неважно, живешь ли ты в провинциальном городке или вокруг тебя сверкает огнями многомиллионный мегаполис.
Но ее обязательно надо пройти, чтобы понять однажды: «Знаешь, отчего хороша пустыня? … Где-то в ней скрываются родники…

…Мне все вспоминались слова Маленького принца, и я спросил:
- Значит, и ты тоже знаешь, что такое жажда?
Но он не ответил. Он сказал просто:
- Вода бывает нужна и сердцу...
- Мне хочется глотнуть этой воды, - промолвил Маленький принц. -
Дай мне напиться...
И я понял, что он искал!
Я поднес ведро к его губам. Он пил, закрыв глаза. Это было как
самый прекрасный пир. Вода эта была не простая. Она родилась из долгого
пути под звездами, из скрипа ворота, из усилий моих рук. Она была, как
подарок сердцу».
Только преодолев свои пустыни, мы находим родники – источники внутренней силы. И щедро делимся их водой с теми, кого сейчас мучает жажда. Не потому ли такое ощущение производят песни Гелы Гуралиа - глоток свежей воды…


  • 1
Большое спасибо, Галина. Ваш пост произвёл на меня впечатление, именно - глотка чистой родниковой воды. Очень ёмкий образ пустыни. Действительно, все мы, в какой-то степени, бредём по своей пустыне. В провинции она кажется наиболее дремучей, хотя, как знать! Сейчас ещё утро - перечитаю не раз.

Edited at 2014-03-02 06:38 am (UTC)

Спасибо Вам на добром слове.
Замечательно, что есть такие книги и такая музыка, которые, подобно камертону, позволяют удерживать настрой души...

Одних поражала тонкость чувств и ранимость «хрустального принца», другие видели скрытый за этой внешней хрупкостью сильный и волевой характер - «тихое железо».

Эта цитата сразу напомнила одно стихотворение испанского поэта.

Бартоломе Торрес Наарро
(Bartolomé Torres Naharro)
(1476 - 1531)
  Мне выпала в жизни такая дорога,
что вижу я путь и вслепую плутаю,
и жив остаюсь, умирая до срока,
и весел на вид, когда слезы глотаю.

Я тысячи лет за мгновенье считаю,
дорогами ввысь забредаю в низины,
и, вольный, о воле я только мечтаю,
знобит меня летом и жгут меня зимы.

С людьми дружелюбный, с собой нелюдимый,
не знаю, что роздал, не знаю, что прячу,
и пламя и лед я беру в побратимы
и, радуясь горю, о радости плачу.

Я верен невзгодам, я верю в удачу,
я гибель моя и мое воскрешенье,
себя что ни день обретаю и трачу
и вижу во тьме, ибо слеп от рожденья.

Других утешая, не жду утешенья,
и крестная ноша не гнет мою спину,
в морях не страшны мне кораблекрушенья,
а в малой слезинке я без вести гину.

Отвеяв зерно, сберегаю мякину
январского сева, пожатого в мае;
владея ключами, тюрьмы не покину,
людей не постигну, а птиц — понимаю.

Щедра на слова моя мука немая,
мой утлый челнок угрожает галере,
мне мир предлагают — я бой принимаю,
мятежник и раб в одинаковой мере.

Витающий в небе, я вечно в пещере,
и вдвое мне легче поклажа двойная;
ключами любви отпираются двери
темницы, где стражду, смеясь и стеная.

При жизни покоюсь, покоя не зная,
летит мое время без тени движенья,
бессмертием тешится слава земная,
и празднует сердце свои пораженья...

Сеньора и дама, по долгу служенья
обетов любви я по гроб не нарушу,
и вплоть до последнего изнеможенья
ни слова не вырвется больше наружу.

Отвергнутый, слабости не обнаружу,
вам отдано все, ибо все не мое,
всецело я ваш, и одну только душу
мне Бог даровал и да примет ее.

(перевод с испанского Анатолия Гелескула)

Двойное спасибо! За чудесный поэтический комментарий и за понимание)

  • 1
?

Log in

No account? Create an account